Тезис 1. Углеродные выбросы сокращаются, воздух становится чище

Чтобы предотвратить распространение коронавируса, по всему миру ограничено воздушное, железнодорожное и автомобильное движение, приостановлены производства, а люди из офисов перешли на удаленку. Повсеместный карантин — причина новой, незапланированной, зеленой тенденции. Эксперты прогнозируют, что в результате снижения экономической и промышленной активности в 2020 году, впервые со времен финансового кризиса 2008−2009 годов, произойдет сокращение всех мировых выбросов и загрязнений.

Двенадцать лет назад результатом глобальной рецессии и высоких цен на нефть стало сокращение уровня выбросов в атмосферу на 50%. Но уже в 2009 году промышленные гиганты вернулись к прежним цифрам и превысили докризисный уровень выбросов на 5%.

Китай — лидер по объему выбросов парниковых газов в мире. Меры, предпринятые властями страны для сдерживания нового типа коронавируса, привели к сокращению производства в ключевых отраслях промышленности от 15 до 40%. В результате выбросы углерода сократились на 25% за месяц, говорится в исследовании издания Carbon Brief.

На спутниковых снимках NASA видно, насколько снизилась концентрация диоксида азота над Китаем за один месяц.

Nasa Handout / EPA
Nasa Handout / EPA

Выбросы парниковых газов сократились и над Европой, особенно над Италией, как видно из снимков Европейского космического агентства. На анимации показано изменение концентрации диоксида азота с 1 января по 11 марта 2020 года.

«Снижение концентрации диоксида азота особенно заметно над долиной реки По (река на севере Италии, крупнейшая в стране по площади водосборного бассейна и протяженности, протекает через области Пьемонт, Ломбардия и Венеция. — Esquire). Хотя из-за погодных условий могут быть небольшие погрешности в данных, мы уверены, что снижение концентрации, которое мы наблюдаем, совпадает со снижением трафика и промышленной активности Италии», — комментирует снимки Клаус Зенер, руководитель миссии ESA Copernicus Sentinel-5P (прибор, который измеряет загрязнение воздуха из космоса).

Кроме того, на снимках Европейского космического агентства видно, что воздух стал чище над Южной Кореей и даже Великобританией, которая одной из последних развитых стран стала вводить строгие меры по сдерживанию распространения вируса.

Delta Air Lines 737 passenger planes are seen lined up on a runway where they are parked due to flight reductions made to slow the spread of coronavirus disease (COVID-19), at Atlanta Hartsfield-Jackson International Airport in Atlanta, Georgia, U.S. March 21, 2020. Picture taken March 21, 2020. Elijah Nouvelage/REUTERSElijah Nouvelage/REUTERS

После введения режима ЧС в Нью-Йорке городской трафик сократился на 35%, в связи с чем выбросы выхлопных газов за несколько дней сократились примерно на 50%, снизились также выбросы диоксида углерода и метана, пишет Би-би-си cо ссылкой на исследователей Колумбийского университета.

Джордан Уайлдиш, директор проекта Earth Economics, разработал онлайн-панель для отслеживания качества воздуха во время пандемии коронавируса. Все результаты измерений — разница последних десяти дней с этим же периодом прошлого года. Система осуществляет мониторинг в 26 странах (среди них нет России), но общий анализ доступен по некоторым штатам Америки. Так, судя по этой статистике, выбросы в разных американских городах сократились на значения от 12% (Сан-Франциско) до 25% (Лос-Анджелес).

На долю авиации приходится 2−3% всех выбросов CO2, и отрасль сейчас переживает кризис. На пик отмены полетов, по данным Carbon Brief, сокращение объема пассажирских авиаперевозок в мире достигло от 5 до 10%, и ситуация продолжает меняться.

Тезис 2. Глобально пандемия окажет негативное влияние на экологию

A discarded face mask is caught in the grooves of a moving escalator at the Dupont Circle Metro underground train station, as Mayor Muriel Bowser declared a State of Emergency due to the coronavirus disease (COVID-19) in Washington, U.S., March 16, 2020. Tom Brenner/REUTERSTom Brenner/REUTERS
Медицинская маска на эскалаторе, Вашингтон, США

В 2020 году мир получит невероятный результат мер незапланированной экологической политики, но грядущий экономический кризис отвлечет внимание, силы и планируемые финансовые вложения в борьбу с глобальным потеплением, угрозой биологическому разнообразию и замедлит переход на «чистую энергию», по поводу чего уже сейчас бьет тревогу Международное энергетическое агентство. Ведущий аналитик в области чистой энергии Bloomberg высказывает опасения, что спрос на солнечную энергию сократится, поскольку политики и корпорации сосредоточены на краткосрочных экономических стимулах, а не на долгосрочных чистых технологиях. Профессор наук о системе Земли Стэнфорда Роб Джексон предсказывает, что финансовый кризис, в свою очередь, станет причиной ослабления или отсрочки реализации программ крупного и среднего бизнеса по сокращению выбросов в океан и воздух.

Шок от пандемии повлияет и на успешные результаты многих инициатив экономики совместного пользования. Упадет спрос на набравшие популярность коливинги, кар- и капшеринги, подвергнутся сомнению все заповеди активистов zero waste: пробы заменить одноразовое многоразовым, а личное общественным. По мнению директора Бюро экологической информации Ангелины Давыдовой, краткосрочные экопобеды в результате пандемии могут обернуться негативным опытом — после ее спада потребление и сопутствующие выбросы вновь могут резко вырасти. «Пока еще слишком рано делать однозначные выводы. Краткосрочно: снизились выбросы парниковых газов и загрязняющих веществ, однако повысился спрос на одноразовые предметы личной гигиены, количество медицинских отходов, которые не перерабатываются, будет гигантским. Ситуация с вирусом нивелирует многие силы, потраченные на популяризацию общественного транспорта. То есть во многих вопросах экологичной политики мы откатимся назад, на пройденные этапы, и придется искать новые решения уже решенных проблем. Но отчаиваться не стоит — подобный кризис это также шанс переосмыслить экономику в целом, и не исключено, что ряд реформ и решений, предпринятых в мире после того, как будет решена или хотя бы поставлена под контроль проблема с пандемией, будут также «зелеными» и экологически устойчивыми».

Пандемия обессилит общественные и политические инициативы. Коронавирус создает препятствия для активистов, чей основной инструмент — массовые протесты. Шведская школьница Грета Тунберг уже адаптировалась к новым условиям и перевела 82-ю неделю своей забастовки в онлайн-пространство.

Отменены все ближайшие саммиты и конференции, целью которых было предотвращение последствий глобального потепления. 13 апреля должна была пройти встреча на тему устойчивого развития в наименее развитых странах. Отменили пленарное заседание Молодежного форума ЭКОСОС, который планировали провести с 31 марта по 2 апреля в Нью-Йорке. Под вопросом большой съезд ООН в Глазго, намеченный на ноябрь, где страны должны будут обсудить свои климатические планы на ближайшие десять лет и завершить разработку правил для международного углеродного рынка.

Тезис 3. Экологический кризис и пандемия имеют одну природу — антропогенную

Workers stand amid smoke as bricks are baked at a brick factory in Bhaktapur, Nepal January 12, 2018. Navesh Chitrakar/REUTERSNavesh Chitrakar/REUTERS
Рабочие на кирпичной фабрике в Бхактапуре, Непал

Деятельность человека, построенная в основном на сжигании ископаемого топлива, создает условия для изменения климата. Как следствие — многие переносчики инфекций меняют ареал обитания: то, что раньше было уделом тропических регионов, сейчас распространяется по всей планете.

Известный ученый и писатель Дэвид Кваммен в своей книге Spillover: Animal Infections and the Next Human Pandemic говорит об антропогенной природе появления новых вирусов: «Мы вторгаемся в тропические леса и другие дикие ландшафты, в которых обитает так много видов животных и растений, а внутри этих существ — так много неизвестных вирусов. Мы рубим деревья, мы убиваем животных или сажаем их в клетку и отправляем на рынки. Мы разрушаем экосистемы и вынуждаем вирусы покинуть их естественные места обитания. Из-за нас они ищут новый дом, и часто этим домом становимся мы».

Исследования, опубликованные на сайте Лондонского королевского общества по развитию знаний о природе, показывают, что вспышки инфекционных заболеваний, таких как Эбола, SARS, птичий грипп и теперь Covid-19, представляют растущую угрозу. Патогены переходят от животных к людям, и многие из них способны быстро распространяться. По оценкам Центра США по контролю и профилактике заболеваний, три из четырех возникающих инфекционных заболеваний происходят от животных.

Руководитель энергетической программы российского отделения Greenpeace Владимир Чупров считает, что текущий кризис — повод пересмотреть цивилизационную парадигму, основанную на национальном эгоизме. «В условиях общей мировой тревоги национальные политические элиты более восприимчивы к изменениям. Необходимо объяснить элитам и простым людям, что изменения климата приведут к последствиям, куда более серьезным, чем мы имеем сегодня с коронавирусом. Это могут быть десятки миллионов климатических беженцев, катастрофические лесные пожары, смог, наводнения, уносящие жизни. Надеюсь, что к концу 2020 года на международном уровне появятся новые переговорные площадки типа «Большой двадцатки», которая стала ответом на глобальный экономический кризис 2008 года, а существующие международные переговорные процессы будут переосмыслены. А именно, в рамках этих площадок и процессов должны быть в кратчайшие сроки выработаны новые правила в экономике и политике, направленные на спасение климата».

Тезис 4. Климатический кризис и распространение вирусов связаны (все может стать хуже)

Пустая Потсдамская площадь в Берлине, 22 мартаMichele Tantussi/REUTERS
Пустая Потсдамская площадь в Берлине, 22 марта

Кроме общей природы происхождения эти два кризиса имеют общий характер. В случае с Covid-19: каждый пациент может передать заболевание более чем одному человеку, а значит, темп заражения постоянно ускоряется. В случае с изменением климата: процессы, усиливающие тенденцию потепления, имеют тот же эффект — ускорение, а это приближает природные катастрофы.

По данным Всемирной метеорологической организации, в 2018 году более 60 миллионов человек пострадали от последствий экстремальных климатических изменений. Два миллиона человек были вынуждены массово мигрировать из-за наводнений, штормов и засухи. Жара сейчас — основная из связанных с климатическим кризисом причин смертности. Глобальное потепление увеличивает риск несчастных случаев, количество инфекционных заболеваний и природных бедствий.

ООН говорит, что у нас есть десять лет, чтобы предотвратить самые страшные последствия изменения климата.

В этих условиях появление новых инфекционных заболеваний и распространение по всему миру локальных — это не вопрос «если», а вопрос «когда». Всемирная метеорологическая организация предупреждает: из-за глобального потепления половина мира сейчас находится под угрозой заражения лихорадкой Денге, которую раньше считали тропической. Последние десятилетия она распространяется на новые территории, в прошлом году в Северной и Южной Америке зафиксировано 2 800 000 случаев заражения и 1250 смертей. Только за три месяца (с августа по октябрь) обнаружено 1 050 000 заражений в Бразилии, на Филиппинах, в Мексике, Никарагуа, Таиланде, Малайзии, Колумбии.

По данным Европейского центра профилактики и контроля заболеваний, с начала 2020 года большинство случаев зарегистрировано в Бразилии, Парагвае и Колумбии, сильную вспышку наблюдают на Майотте.

Тезис 5. Экологичность — ключевой навык, которому пандемия может научить человечество

Балерина в респираторе в пустом Нью-Йорке Andrew Kelly/REUTERS
Балерина в респираторе в пустом Нью-Йорке Andrew

Ученые говорят, что сейчас мы наблюдаем за самым масштабным экспериментом по сокращению загрязнений воздуха. Экопобеды в Китае, Южной Корее, Италии, Америке и Великобритании — иллюстрация того, что мы могли бы увидеть в будущем при переходе к экономике с низким уровнем выбросов углерода. Конечно, такие радикальные и вынужденные меры, как временная остановка производств и авиа-, железнодорожного и автомобильного сообщения, сильно бьют по экономике и общему благосостоянию человечества — и глобально это плохо. Но повторить пройденный урок без ощутимых потерь для экономики и человека, в мирное время, возможно.

Оседлый стиль жизни людей, вызванный изоляцией, может зарекомендовать себя как более комфортный и экономичный. Планета от этого только выиграет: меньше передвижений — меньше выбросов в атмосферу; удаленка — снижение энергопотребления. Профессор Университета Лестера Паол Монкс видит в этом возможности для перемен: «Я думаю, что в результате мы осознаем, что существует значительный потенциал для изменения методов работы и образа жизни. Этот опыт заставит нас задуматься в будущем над тем, действительно ли нужно ездить на машине или сжигать топливо для передвижений».

REUTERS/Anushree Fadnavis
Обезьяна переходит дорогу возле президентского дворца во время 14-часового комендантского часа в Нью-Дели, Индия

Все же нет никаких гарантий, что новые привычки останутся с людьми и после кризиса. Автор книги «Сила привычки» Чарльз Дюгиг пишет об изменчивости приобретенных навыков, даже если они превращаются в рефлексы: «Как только среда снова становится стабильной, привычка восстанавливается, если нет нового мощного вознаграждения за новое поведение».

По мнению культуролога, доцента Московской высшей школы социальных и экономических наук Оксаны Мороз, с одной стороны, нынешний кризис продиктован совокупностью ошибочных и непродуманных действий в поле политики, экономики и экологии. С другой стороны, реакция на этот кризис основана на глубокой «колониальности» современности.

«Наблюдаемый сегодня кризис отлично демонстрирует, что люди настолько отчуждены от живого, природного, настолько зависимы от возведенного на этом фундаменте культурного и настолько верят в эту дихотомию, что никак не могут гармонично сосуществовать хоть с кем-то, кроме себя (да и друг с другом — не вполне). Извлечем ли мы из этого какие-то уроки? Частные — очень может быть. Вот многие скептики и фаталисты замечают, что распробовавшие вкус чрезвычайного положения и всеобщего карантинирования политики установят новые биополитические системы и все — прощай открытые границы и прочие достижения демократии. Оптимисты, напротив, хоть и злорадно вздыхают, но настаивают на том, что человечество станет экологичнее. Пересядем на велосипеды, будем больше поддерживать этичное производство продуктов. Я думаю, что изменения случатся только в одном случае: если человек наконец откажется от антропоцентризма и обратит внимание на другие системы смыслов, в какой-то степени другие цивилизации, конкурирующие за одно с нами пространство жизни».