Нд. Тра 31st, 2020

Європейські новини

ЄС, Україна, Закарпатський край

книги Дэвида Саттера “Меньше знаешь — крепче спишь”

15 min read
Новые книги Дэвида Саттера
Александр Немец: Казалось бы, все это происходило сорок с лишним лет назад…

В этой статье я хочу рассказать о двух новых книгах моего друга Дэвида Саттера (David Satter).

В мае 2016 года я опубликовал тут, в шести статьях краткое содержание только что опубликованной на английском книги Дэвида Саттера “Меньше знаешь — крепче спишь” (The less you know, the better you sleep).

Теперь эта книга вышла на русском и может быть приобретена и в “твердом”, и в электронном виде.

Ниже я очень кратко воспроизвожу описание книги, приведенное в этой ссылке.

“Меньше знаешь — крепче спишь. Путь России к террору и диктатуре при Ельцине и Путине”

“В декабре 2013 года Дэвид Саттер стал первым американским журналистом со времен холодной войны, которого выслали из России. В Moscow Times писали, что изгнание не удивительно само по себе — “удивительно, что это заняло столько времени”…

От себя добавлю, что это действительно сильная книга (сама книга, на английском, сейчас лежит на моем рабочем столе). Я много знал о гнусности ельцинско-путинского режима еще до прочтения данной книги и писал об этом. Из книги Дэвида Саттера я узнал гораздо больше об этом режиме и всех делах его.

Теперь о второй книге Дэвида Саттера, которая называется “Never Speak To Strangers” (“Никогда не разговаривайте с незнакомцами” — первая фраза из самого знаменитого романа Михаила Булгакова). Полное название книги “Never Speak To Strangers — and other writing from Russia and Soviet Union” (“Никогда не разговаривайте с незнакомцами — и другие истории (из жизни) России и Советского Союза”).

Книга подготовлена к печати в издательстве Ibidem Verlag в Штутгарте, ФРГ, и напечатана в США в 2020 году.

Для начала сосредоточусь на кратком переводе авторского предисловия к этой книге.

“Маркиз де Кюстин, писавший в первые десятилетия 19-го века (и побывавший в России), утверждал: “Вы можете проехать Россию из конца в конец и не увидеть ничего кроме фальшивых фасадов”. В июне 1976 года я прибыл в Москву в качестве аккредитованного корреспондента лондонской “Файнэншл Таймс”. Я оказался в стране, напоминавшей гигантский театр абсурда.

Я провел в Советском Союзе 6 лет, с 1976 по 1982 год. В этот период я собрал много уникальных историй советских граждан с целью их публикации. Я был выслан из Советского Союза в 1982 году и вновь получил разрешение вернуться в 1990 году. Окончательно я был выслан из России в 2013 году, когда (путинские) спецслужбы сочли мое пребывание в РФ “нежелательным”.

В 1976-82 годах Советский Союз был на вершине своей мощи, а его жители обитали в ирреальном мире идеологии. Затем наступил коллапс. Но попытка новой независимой России заменить старую исчезнувшую идеологию новым набором универсальных моральных ценностей привела к полной криминализации России.

В конечном счете ирреальный мир советской идеологии отомстил в сентябре 1999 года. Взрывы четырех российских многоквартирных домов позволили Путину подняться к власти. Одновременно Советский Союз возродился в России в новом обличье.

Население Советского Союза было крайне заидеологизировано марксизмом-ленинизмом. К моменту моей высылки из РФ в 2013 году государственная пропаганда вновь набрала силу, и (население) России снова оказалось под идеологическим контролем государства… без идеологии как таковой.

По мере развития (советской и постсоветской) России условия работы в ней (иностранных журналистов) менялись. В брежневский период официальная информация направлялась на укрепление (советского) “воображаемого мира”. Существовала и реальная информация, но она была неофициальной, и получение ее было связано с риском. Советские диссиденты играли здесь особую роль. Иностранные журналисты (в Москве) получали наилучшую информацию именно благодаря связям с диссидентами.

В ходе горбачевской перестройки правящий режим сам стал публиковать информацию, которая раньше считалась неофициальной и могла привести к аресту “поставщика”. Горбачев ввел ограниченные свободы, и это привело в замешательство (иностранных) журналистов. Но попытка Горбачева подорвать старую идеологию довела Советский Союз до коллапса.

При Ельцине Россия утратила свою прежнюю коммунистическую идеологию. Но страна была захвачена преступниками и отнюдь не стала свободной. Власть запустила миф о демократических антикоммунистических реформах. Иностранные журналисты получили возможность путешествовать по РФ и собирать много информации. Но им вновь приходилось тратить усилия, чтобы “отличить видимость от реальности”. И очень немногие иностранные журналисты сумели успешно пройти испытание и не поддаться иллюзии, что, дескать, “ельцинский период ознаменовался расцветом демократии в России”.

В сентябре 1999 года иностранные журналисты в России столкнулись с тяжелейшим вызовом (проблемой): были взорваны многоквартирные дома и появились многочисленные свидетельства, что “террористами” были сотрудниками ФСБ (бывший КГБ) РФ. Взрывы домов были использованы как предлог для российского вторжения в Чечню. В конечном счете это позволило Путину стать президентом РФ.

Путин возродил (главные) институты Советского Союза — фальшивую пропаганду, милитаризм и враждебность к Западу. И по мере того, как укреплялся путинский режим, взрывы домов дополнялись новыми убийствами и провокациями. Журналисты вынуждены были ограничиться официальными версиями событий. В результате реальность путинской России была “поглощена” новой, чрезвычайно искусной ложью.

Статьи данной коллекции (главы данной книги, всего их более 120) — это хроники России с того дня, когда я, молодой корреспондент, прибыл в Советский Союз в 1976 году, и до настоящего момента. Я постарался довести до западного читателя истории о людях и событиях, с которыми я сталкивался. Каждую из них я постарался очистить от фальши и сделать максимально правдивой.

Русские создали целый фальшивый мир (для мистификации Запада). Главы данной книги отражают 40-летние усилия автора дать реальную информацию (о России)”.

Теперь кратко расскажу о некоторых главах книги Дэвида Саттера.

Первая из них (в составе книги) “Никогда не разговаривайте с неизвестными” была написана (но, видимо, не опубликована) в феврале 1977 года (сс.19–35). Автор сел на ночной поезд, идущий из Риги в Таллинн. В купе Дэвид обнаружил симпатичную соседку лет 28 — черноволосую, с бледным лицом сердечком и бледными глазами. К ней вскоре присоединились мужчина плотного сложения, тренер по боксу с Украины, и “птицеобразная” женщина лет 25 с большим багажом. Дэвид заинтересовался своими спутниками и решил немного поговорить с ними.

Дэвид совершал поездку по Прибалтике по маршруту Вильнюс — Рига — Таллинн. 15 февраля Дэвид прибыл в Вильнюс для встречи с диссидентом по имени Кейстут Якубинус, который провел 17 лет в советских лагерях. Дэвид получил от Якубинуса и других местных диссидентов много информации относительно подпольной деятельности в Литве. В рамках своей формальной командировки в Литву Дэвид, в частности, посещал колхозы.

Позднее в Риге Дэвид брал интервью у официальных лиц и опять посещал колхозы, а “на втором плане” встречался с местными диссидентами-националистами. Садясь в ночной поезд из Риги в Таллинн, Дэвид даже почувствовал облегчение — все формальные и неформальные дела были окончены. Но оказалось, что напрасно (читайте о дальнейших приключениях Дэвида в его книге).

Статья “Впечатления от Москвы: в Зазеркалье” (сс.37–39) была помещена 17 августа 1976 года в Financial Times.

Дэвид рассказывает о прекрасном виде Москвы, открывающемся с Ленинских гор. Но имеется и недобрая изнанка этого благолепия: милиция, круглосуточно стоящая у входов в посольства и другие “иностранные гетто”, запрет на всю внешнюю (неофициальную) информацию и т.д. Можно подумать, что город имеет “двухслойную” структуру.

Новоприбывший иностранец после нескольких недель пребывания в Москве понимает, что он живет в ирреальном мире, где имеется лишь слабая связь между действительностью и “воображаемой реальностью”. Например, неурожай 1975 года официально объяснялся лишь “неблагоприятными погодными условиями”. В стране были введены “рыбные дни” (четверги) с целью “улучшить баланс питания”.

Особого внимания заслуживает “правильное объяснение истории”, в особенности Второй Мировой войны.

Статья “Советская очередь в никуда” была помещена 6 января 1977 года в Chicago Daily News (cc.40–44).

Дэвид рассказывает о долгих очередях, которые приходилось выстаивать почти ежедневно иностранцам в Москве. Особое отвращение у него вызывали очереди в московский ВнешТоргБанк (чтобы обменять доллары на рубли) и медлительные служащие этих банков, а также их деревянные счеты. По мнению Дэвида, эти очереди символизировали общую неэффективность и бюрократизм советской системы.

Другой пример: назначена встреча с высокопоставленным чиновником. Но вдруг оказывается, что чиновника нет на месте, и охрана не пускает Дэвида внутрь здания министерства. (Согласно американским правилам, не явиться на заранее оговоренную встречу или даже опоздать на нее — дело немыслимое.)

Дэвид обнаружил уже в августе 1976 года, что ему для повседневной нормальной работы необходимо постоянно получать разрешения МИДа, МинСвязи и других ведомств. А каких усилий потребовала установка личного телекса!

Непривычного Дэвида все это доводило почти до бешенства.

Статья “Сердитые русские не могут понять инфляцию” (сс.45–46) помещена в Chicago Daily News 5–6 февраля 1977 года.

В этой статье Дэвид старается оценить изменения жизненного уровня советских граждан: растет зарплата, но растут и цены, и что растет быстрее? И почему личные автомобили здесь такая редкость?

Статья “Диссиденты, которые борются за западные свободы в России” помещена в Financial Times 7 марта 1977 года (сс.46–51)

Дэвид уже в первые месяцы пребывания в Москве установил связи с диссидентами, включая Валентина Турчина (советское отделение Amnesty International), Юрия Орлова, Александра Гинзбурга, Миколу Руденко (Московская Хельсинкская группа), священника Глеба Якунина, еврейского активиста Евгения Якира. Все эти люди были уволены из государственных организаций, как только они стали гражданскими активистами. “Антигосударственная деятельность” некоторых из них состояла в писании писем Брежневу или поддержке Андрея Сахарова.

Казалось бы, все это происходило сорок с лишним лет назад. Но разве сейчас, в условиях путинского режима, не происходит то же самое? Словом, все это актуально.

Конечно, для нас максимально интересны статьи, опубликованные начиная с 1999 года. Стиль автора — точность, жесткость. Даю несколько названий “необработанных” статей: “Кто убил Литвиненко?”, “Смерть в Москве — проблема Чечни”, “Низкая, бесчестная деградация (декаданс)”.

Покупайте и читайте книгу!

Александр Немец

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.

Copyright © All rights reserved. | Newsphere by AF themes.