Штурмовые вертолёты в XXI веке

 Вертолёт — один из самых непростых в управлении аппаратов

Пока в мире продолжается пандемия ковида, в Москве этим летом планируется провести авиасалон МАКС-2021. Ряд подобных мероприятий на Западе был отменён, но в Москве своя атмосфера. Впрочем, сражение с опасными вирусами — тема отдельная. В случае с МАКСом интересны заявленные новинки. Например, последняя модификация штурмового вертолёта Ми-28, которая называется Ми-28НМ.

В недавнем интервью СМИ разработчик штурмовика, главный конструктор Виталий Щербина рассказал интересные детали о новой машине. Была заявлена возможность совместной работы с самыми разными беспилотниками, в том числе с дронами-камикадзе. С борта вертолёта будут запускаться дроны, которыми экипаж будет управлять, находясь на безопасных от противника расстояниях. Возможно и автоматизированное взаимодействие с беспилотниками средней дальности типа “Форпост-Р”. Стоит заметить, эти возможности находятся на хорошем мировом уровне. Главный вопрос — насколько хорошо это будет реализовано на практике. И здесь интересно погрузиться в историю и сравнить российские штурмовики с тем, что происходит с аналогичной техникой потенциального противника.

Вертолёт — один из самых непростых в управлении аппаратов. Его конструкция предельно легка и построена вокруг компромиссов. Мощные и компактные турбовальные двигатели; винты, постоянно меняющие угол атаки лопастей; сложная система управления, требующая от пилотов постоянной концентрации, — всё ради того, чтобы можно было вертикально взлетать, садиться и зависать в воздухе.

Военные оценили возможности вертолётов сразу: высадка десанта, эвакуация раненых, подвоз снаряжения в труднодоступные места и, конечно, возможность нести вооружение.

Огромную роль в становлении и развитии вертолётов сыграла война во Вьетнаме. “Приключения” американцев в этой небольшой стране происходили с участием огромного количества вертолётов. Количество вылетов на пике достигало нескольких тысяч в сутки. Самая массовая машина вьетнамской войны UH-1 “Хьюи” оказалась довольно уязвимой, но незаменимой. Старичок “Хьюи” нёс на себе основные тяготы, в том числе и штурм позиций противника.

Однако практика показала, что на замену штурмовой модификации “Хьюи”, так называемым “ганшипам”, необходимы специализированные штурмовые вертолёты, которые могли бы эффективнее поддерживать наземные войска. Ещё до начала вьетнамской войны компания “Белл Геликоптер Текстрон” начала разработку первого в мире специализированного штурмовика AH-1 “Кобра”.

Машина получила часть систем и элементов обкатанного к тому временем “Хьюи” и была востребована у армии. Лёгкий, узкий, бронированный двухместный штурмовик получил высочайшие оценки и стал эталоном для проектирования штурмовых вертолётов. Созданные на базе “Кобры” вертолёты “СуперКобра” по сей день несут службу в самых разных армиях мира.

Вторым штурмовым вертолётом в мире стал легендарный советский “крокодил” Ми-24.

Советский Союз, глядя на применение американских “Кобр” во Вьетнаме, понимал, что ему тоже необходим свой штурмовой вертолёт. СССР часто полностью копировал американские изделия и концепции, но в этот раз он пошёл своим путём. Ми-24 оказался в два раза тяжелее американского собрата. В советский штурмовик запихали не только больше оружия, но ещё и десантный отсек, в котором по замыслу создателей должны были сидеть восемь пехотинцев и стрелять во все стороны из личного оружия. Практика показала, что боевая эффективность восьми пехотинцев, палящих неизвестно куда, стремится к нулю. Также практика показала, что если взять восемь пехотинцев с оружием и снаряжением, то в итоге придётся жертвовать топливом и вооружением на подвеске.

Концепция “летающей боевой машины пехоты” скончалась практически сразу же, как первые машины поступили в действующие части. В то же время советский “горшочек” ВПК был запущен на полную и не варить уже не мог. Ми-24 стал самым массовым штурмовиком в мире, выпущенным в количестве около 3500 штук. Все 3500 были произведены с десантным отсеком, который никогда не использовался так, как было задумано. Ми-24 изредка используется для переброски небольших групп личного состава, для эвакуации, но не более. Пехотное отделение никогда не вело бой из этого штурмового вертолёта.

Вьетнам показал важность и жизнеспособность вертолётов на поле боя. Военные увидели, на что способны винтокрылые штурмовики, и захотели большего. Война во Вьетнаме подходила к концу, и требовался новый штурмовик, главной задачей которого должно было стать уничтожение советских танковых орд в Европе. Программа создания такой машины — Advanced Attack Helicopter — оказалась мучительной и противоречивой. В конкурентно-кабинетной войне победил знаменитый штурмовик АН-64 “Апач”.

Как в своё время АН-1 заложил базу для штурмовых вертолётов, так и поступивший на вооружение в середине 80-х гг. “Апач” заложил тренд на десятки лет вперёд. Серьёзное бронирование, высокая живучесть, ракеты с разными возможностями, мощный оптический комплекс, впоследствии радиолокационные станции над втулкой несущего винта — “Апач” стал эталоном.

Советский Союз не мог оставить без ответа новую американскую машину, и в 80-х увидели свет сразу два советских штурмовых вертолёта: Ми-28 и Ка-50. Ми-28 оказался полной копией американского “Апача”, но ещё более некрасивой.

Нередко можно услышать, что эстетически “Апачи” некрасивы. Ми-28 гораздо хуже. В то же время Ми-28 последовательно повторяет все элементы американской машины: хвостовая балка с задним рулевым колесом, небольшие крылья с четырьмя точками подвески под турбовальными двигателями, оптический комплекс в передней части, автоматическая пушка под передней кабиной. Впрочем, от наследия Ми-24 — десантного отсека — удержаться так и не смогли. У Ми-28 есть небольшой отсек, где согнувшись могут поместиться 2-3 человека. Заявляется, что это полезно для эвакуации или короткой переброски личного состава.

Ка-50 оказался нестандартной машиной, которая ни на что не похожа. Тяжелобронированный одноместный штурмовик с соосной схемой, высокой насыщенностью автоматикой, катапультируемым креслом и решениями, которые не применял никто, кроме ОКБ “Камова”. Революционные решения сулили выдающиеся возможности на поле боя. Теоретически звено одноместных Ка-50 должно было получать целеуказание с насыщенного электроникой вертолёта-лидера. Большое количество брони должны были спасать пилота и машину в самых тяжёлых ситуациях. Концепция была нестандартной, но с большими перспективами.

Практика оказалась грустной для советских штурмовиков. Если американские “Апачи” были произведены в 80–90-х гг. в количестве почти тысячи штук, то советские машины оказались не нужны вместе с советским ВПК. В конкурсе между Ка-50 и Ми-28 был признан победителем Ка-50, несколько штурмовиков были произведены серийно. В начале 90-х гг. был снят легендарный фильм “Чёрная Акула” с Ка-50 в главной роли. Фильм пользовался успехом у зрителей, но своей основной роли так и не выполнил. Дело в том, что художественный фильм по факту являлся очень длинным рекламным роликом штурмового вертолёта. В конце фильма в титрах были указаны телефоны по которым можно было приобрести камовскую продукцию. Но покупателей так и не нашлось.

Ка-50 даже немножко повоевал в Чечне. В начале 2001 года два Ка-50 и вертолёт целеуказания Ка-29 провели полтора месяца в маленькой, но горной республике. По официальным оценкам, применение было успешным. По менее официальным отмечалось, что вертолёт оказался очень сложным в обслуживании, требовал значительного времени при подготовке к полётам. Применение оценивали больше как показуху. По свидетельствам очевидцев, работу двух Ка-50 всегда прикрывали четыре проверенных в боях Ми-24. К началу 10-х гг., когда в российскую армию начали поступать деньги на перевооружение, Ка-50 тихо ушёл в забвение.

Перевооружение российской армии, начавшееся около 10 лет назад, в армейской авиации проходило довольно забавно. Штурмовые вертолёты — дорогое удовольствие, которое могут позволить себе далеко не все страны. Страны, находившиеся под влиянием СССР, как правило, используют модификации Ми-24. Страны НАТО выбирают между американскими “Апачами”, американскими “Кобрами” или лёгкими европейскими машинами. США — одна из редких стран, которая имеет на вооружении сразу два типа штурмовых вертолётов: “Апачи” у сухопутной армии и “СуперКобры” у морпехов. Небогатая Россия так и не смогла определить единый вертолёт для армейской авиации. В попытке выбрать между Ка-52 и Ми-28 победили обе машины. Но этого показалось мало, и в производство пошёл ещё Ми-35 — глубокая модификация Ми-24. В итоге российская армия получила сразу три штурмовых вертолёта с похожими возможностями, но совершенно разным обслуживанием. Подобный зоопарк существенно увеличивает общую стоимость и сложность эксплуатации. Аналогов в мире не существует.

При количественных успехах качество не блещет. Глядя на характеристики российских штурмовиков, создаётся впечатление, что они создавались для того, чтобы ушлые менеджеры продали вертолёт туповатым чиновникам. Например, в России очень любят хвастаться, что на Ка-50, Ка-52 и Ми-28 установили очень мощную пушку 2А42, позаимствованную с сухопутной бронетехники.

Характеристики пушки 2А42, в сравнении с устанавливаемой на “Апачи” американской пушкой М230, действительно впечатляют. Начальная скорость и масса снаряда огромные. 2А42 прошивает насквозь лёгкую бронетехнику бронебойными снарядами. Американцы подобное сделать не могут, у них даже бронебойных снарядов в комплектации нет. Зато у американской М230 есть серьёзное преимущество: она попадает в цель. Проблема сверхмощной советской 2А42 оказалась в очень высокой отдаче около 5 тонн. Помимо того, на Ка-52 её установили существенно в стороне от продольной оси вертолёта, и прицельно попадает только первый снаряд. Потом вертолёт отдачей разворачивает вправо, и снаряды разлетаются веером. Подвижная турель на Ми-28 может обеспечивать точную стрельбу по курсу, но при отклонении турели в стороны отдача будет так же разворачивать машину.

Есть вопросы и к управляемым ракетам на российских машинах. У американцев уже около двух десятков лет в боекомплекте имеются противотанковые ракеты третьего поколения с активными радиолокационными головками наведения. Широко известна концепция применения, когда “Апач” выставляет из укрытия радиолокационную станцию над втулкой несущего винта, засекает цели, распределяет их между машинами звена, после чего вертолёты выскакивают из укрытия на 10 секунд, отстреливают каждый по 16 ракет и снова уходят в безопасное место. Такая тактика позволяет эффективно бороться с бронетехникой противника при прикрытии бронетехники силами противовоздушной обороны. В отличие от американцев, российские штурмовики не имеют подобных ракет, реализующих принцип “пустил — забыл”. Российские вертолёты вынуждены подсвечивать лазером цель всё время полёта ракеты, при этом подвергаясь огню с земли.

Недавно появилась информация, что для российских штурмовиков проходит испытание новая ракета “изделие 305” с дальностью пуска в 25 км и системой наведения комбинированного типа. По имеющейся информации, ракета выпускается по известным координатам, а вблизи цели включается собственная головка самонаведения, которая корректирует полёт точно в цель. Тип головки не известен. В “изделии 305” нет ничего выдающегося. Например, у Израиля на вооружении стоят ракеты Spike NLOS с дальностью в 25 км и оптической головкой наведения. Spike NLOS уже попробовали устанавливать на американских “Апачах”.

Помимо этого в США активно идут работы над собственным проектом JAGM — противотанковая ракета сразу с тремя головками наведения, которая может наводиться по радиолокационному, инфракрасному и лазерному каналу. Такое обилие электроники в ракете способствует высочайшей гибкости и помехозащищённости. В России ничего подобного нет даже в теории.

Кроме отсталости в вооружении, российские штурмовики отстают и в электронике. Когда первые Ми-28 около десяти лет назад начали поступать в войска, в СМИ оказались занятные интервью, что российская электроника гораздо тяжелее западной и что Ми-28 существенно больше и тяжелее “Апачей”, потому что ему приходится таскать почти в два раза большую массу электронных систем. На имеющихся в сети видео работы Ми-28 и “Апачей” неплохо видно, что даже масса не помогает — картинка с “Апачей” чётче, стабилизаторы изображения оптических систем работают лучше. Также отмечалось, что есть проблемы с надвтулочной РЛС на Ми-28 — система не может эффективно работать из-за сильной вибрации.

Для последней модификации Ми-28НМ заявляются характеристики, подобные модификации американского AH-64D. Причастные к созданию заявляют, что машина ни в чём не уступает американцу, а в бронировании ещё и превосходит. Нужно отдать должное, бронирование на Ми-28 действительно лучшее среди всех имеющихся штурмовиков. Например, пилоты полностью защищены бронёй со всех сторон. На натовских вертолётах бронирование гораздо слабее и не даёт такой защиты.

В то же время стоит понимать, что у натовских машин иная концепция применения и возможности электроники. Если российские штурмовики могут находиться под существенно более плотным огнём противника за счёт брони, то натовские штурмовики за счёт электроники могут работать с куда больших дистанций, избегая вхождения в зоны поражения противника.

При этом натовские вертолёты не такие уж и неженки. Афганистан и Ирак показали немало примеров, когда “Апачи” возвращались с множеством пулевых попаданий, с повреждёнными системами, с оторванными взрывами ракет двигателями и т.п. Реальная боевая живучесть натовских машин очень высока и подтверждена реальными боями. В отличие от российских Ми-28 и Ка-52, которые практически не участвовали в боевых действиях. Если “Апачи” вот уже 30 лет активно участвуют во многих конфликтах, то новейшие российско-советские вертолеты лишь незначительно отметились на Ближнем Востоке в сражениях с противником, не имеющим сколь-нибудь заметного ПВО.

Российские штурмовые вертолёты проделали немалый эволюционный путь от старых советских Ми-24Д и Ми-24П до Ка-52, Ми-28 и Ми-35. При условии, что все системы новых российских вертолётов работают стабильно, они находятся на уровне натовских машин 10–15-летней давности. Это неплохое достижение.

Тем временем в Штатах активно идут работы над созданием новых машин с принципиально иными возможностями и характеристиками. “Апачи” последней модификации АН-64Е ещё долго будут находиться в строю, но уже в этом десятилетии на вооружение поступят новые штурмовые и разведывательные машины, которые будут быстрее, умнее и эффективнее.

Алекс Кульманов

MIXADVERT